«УралмашFamily», это масштабное интервью втройне окупит твоё потраченное время. Даём слово! Ведь кто расскажет о «заводчанине» лучше, чем он сам? Тем более, если это – Андрей Зверков, баскетболист с высшим образованием и безграничной любовью к книгам.

igra2

Книги – наше всё, читайте больше!

О ТОМ, С ЧЕГО МЫ ВСЕ НАЧАЛИСЬ, С СЕМЬИ

«…с детства меня всегда приучали к книгам, часто тусовался в библиотеке…»

— Выезд на Дальний Восток порадовал тебя встречей с семьёй. Удалось провести время с близкими?

— Конечно, получилось побыть с семьёй. По сути, это первый раз, когда родители присутствовали на моей профессиональной игре. У меня были крутые впечатления от встречи, жаль, что мы не смогли порадовать их победой.

— Как получилось, что за всю твою карьеру родители впервые приехали на твой матч? А как же игры за «Спартак-Приморье»?

— Родители живут в моём родном городе – Амурске, это 1.100 км от Владивостока. Далековато. Да и исторически как-то так сложилось, что до этого они только дома за меня болели.

— Они как-то комментируют твою игру?

— Конечно, они всегда дают мне какие-то подсказки, поддерживают несмотря ни на что. Я думаю, любые родители будут своего ребёнка всегда поддерживать, но, если я плохо сыграю, всегда получу конструктивную критику, она очень полезна. Я родителей всегда слушаю и очень радуюсь, когда они смотрят игры.

semya— Кто в плане критики строже: папа или мама?

— Сложно сказать, наверное, мама чуть построже. Но, на самом деле, у меня очень лояльные родители, они очень хорошо относятся к тому, чем я занимаюсь, и в этом вопросе мне полностью доверяют. Раньше они вообще не были знакомы с баскетболом, но, просматривая мои игры, стали лучше разбираться и сейчас даже подмечают какие-то значимые вещи, например, говорят: «сегодня настрой был не очень у команды», то есть всё равно такие вещи люди чувствуют, неважно: родители это или болельщики.

— А сколько Вы не виделись до этой встречи?

— Получается, с начала сезона. Ну, мы стабильно видимся раз в год, только летом. На Новый год приехать тоже не получается, потому что последние 3 года я играю на Урале  и летать домой на 3 дня нет смысла, потому что и времени будет много потрачено, и денег. Думаю, у многих игроков в нашей команде такая же ситуация. Но это – жизнь, ничего в этом плохого нет.

— Тяжело это чисто психологически воспринимается?

— Нормально, я с 15 лет жил в интернате, во Владивостоке, почти 10 лет уже вдали от дома. Скучаешь, конечно, по родителям, по родному дому, но это  жизнь.

— У тебя же ещё сестричка маленькая?

— Да, я больше всего по ней скучаю. У нас с ней большая разница в возрасте – 17 лет, и мы стараемся проводить больше времени вместе, когда я приезжаю домой.

— Я правильно понимаю: у тебя родители не имеют какого-то прямого отношения к спорту?

— Ну, пока я не стал играть в баскетбол, не имели. Отец у меня пожарный, работает спасателем в МЧС, мама – главный бухгалтер в библиотеке. Поэтому с детства меня всегда приучали к книгам, часто тусовался в библиотеке, сестра сейчас точно так же.

sestra— Она решила не идти по твоим стопам?

— Нет, она пока не занимается баскетболом, но вот летом, когда я приезжаю, мы тренируемся, я показываю ей какие-то основы. Вообще, я считаю, что каждый ребёнок должен заниматься тем, что ему ближе всего. Если сестре в дальнейшем захочется заниматься баскетболом, я ей, конечно, во всём помогу.

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК, В ПЛАНЕ БАСКЕТБОЛА, ДЕЛО ТЁПЛОЕ

«…когда мы проиграли в финале «Новосибирску» в 2015 году, мы были полностью раздавлены, но все трибуны встали и аплодировали нам стоя…»

— Возвращаясь к игре со «Спартаком-Приморье», помнит тебя родная публика? Получил какую-то обратную связь?

— Да, конечно, очень много знакомых, друзей, которые подходили, писали, поддерживали до и после матча. И во время объявления составов почувствовал, что болельщики всё еще помнят про меня, это очень приятно, очень тепло встречают, это круто. Всё-таки, «Спартак» — мой альма-матер, родной клуб.

— В одном из своих интервью ты говорил, что одной из отличительных черт дальневосточного баскетбола является факт забитых под завязку трибун.

— Да, это правда.

— Как думаешь, почему Екатеринбург конкретно в этом плане отстаёт, несмотря на наличие трёх профессиональных клубов в регионе?

— На самом деле, здесь много причин. Одна из них: во Владивостоке клуб существует уже очень долгое время, и там успел сформироваться определённый костяк болельщиков. Там, может, не такая большая арена, где-то на 1000-1200 человек, но туда очень много набивается людей, там всегда классная программа, команда всегда борется за чемпионство. Людей это подкупает.  И на Сахалине так же: сейчас там зал полностью заполняется, и в 2016 году, когда мы стали чемпионами, зал всегда был полон. Всё-таки, думаю, причина ещё и в том, что Екатеринбург больше и в нём хорошо развита спортивная индустрия: и футбольный «Урал», и хоккейный «Автомобилист», который сейчас на лидирующих позициях в КХЛ. У людей очень большой выбор развлечений, и они немного неприхотливы к баскетболу. Но, в любом случае, нужно развиваться, нужно работать с болельщиками, у «Уралмаша» эта работа ведётся на хорошем уровне. Конечно, переезд в Пышму немного подкосил достигнутые позиции в плане посещаемости, потому что не каждому удобно после работы добираться и иногда игры в неудобное время стоят, но всё равно всё должно идти по возрастающей.

— «Прилетала» ли тебе на Дальнем Востоке такая обратная связь от болельщиков, от которой ты прямо воодушевлялся, удивлялся такому вниманию? Мол, ничего себе, как болеют.

— Ты знаешь, там всегда какая-то такая атмосфера витает. Маленький, компактный зал этому способствует. Чего-то связанного конкретно со мной не могу вспомнить. Но, когда мы проиграли в финале «Новосибирску» в 2015 году, тогда мы с последнего места заскочили в плей-офф, обыграли лидера регулярки – «Самару», отыгрались с 0:2 в серии с «Уралом», попали в финал и там проиграли «Новосибирску» 3:0, там, кстати, Игорь Новиков играл, за что я его ненавижу (прим. смеётся), мы были полностью раздавлены, но все трибуны встали и аплодировали нам стоя за то, что мы сделали. Это реально было очень круто!

novik

Игорь Новиков в составе «Новосибирска»

«УРОКИ» ГЕОГРАФИИ ОТ АНДРЕЯ ЗВЕРКОВА

«На Урале я полной грудью вздохнуть не могу, пытаюсь, конечно, но не могу»

— Расскажи о городе, в котором родился.

Амурск – это маленький город где-то в глубинах Дальнего Востока, это типичная дальневосточная провинция, раньше там был целлюлозно-картонный комбинат, в 90-е он обанкротился, и, в принципе, город развалился. Сейчас там: около 30.000 жителей, многие хотят уехать, потому что там ничего особо нет. Тем более молодёжь, конечно. Сейчас, насколько я знаю, там построили завод по очистке какой-то руды (прим. проект Фаза 3, ориентируется на переработке золотосодержащих руд), это очень вредно для экологии. Я не в восторге от этого, но реалии таковы.

— Уроки географии, выпуски «Орла и Решки» твердят о том, что Дальний Восток – это абсолютно другая Россия. Так ли это на самом деле?

— Это – правда. Дальний Восток – это смешение Европы и Азии. Объясню на примере Владивостока, я обожаю этот город, там это смешение проявляется во всём: в еде, культуре, одежде, машинах, архитектуре. Владивосток полностью располагается на сопках, я был во многих городах России и за рубежом, но именно Владик, на мой взгляд, один из красивейших. Сейчас к саммиту там построили очень много мостов, они круто изменили облик города. Там реально волшебно. Тот же морской воздух, как можно жить там, где моря рядом нет? Вот мы были там с командой всего неделю, ребята заметили, что там можно полной грудью вздохнуть. На Урале я полной грудью вздохнуть не могу, пытаюсь, конечно, но не могу. Экологическая ситуация этого не позволяет, ну, так исторически сложилось, что здесь много заводов построено.

Скажу по секрету, в Приморье есть места, ради которых и в Турцию лететь не нужно. Единственное – погода переменчивая, там не так тепло, как на курортах, но зато столько крутых мест на Сахалине, в Приморье, на Камчатке я мечтаю побывать. Там восхитительная природа, ни с чем несравнимая, я считаю, нужно этот регион развивать в плане экономики, туризма. Можно бесконечно об этом говорить, но пока не побываешь сам, как бы тебе хорошо не рассказывали, до конца не поймёшь!

krasivo

— А люди другие?

— Да, но тяжело судить по менталитету, потому что там даже Хабаровский край отличается от Приморского.

— Чем?

— Ну, возьмём, к примеру, дороги. Во Владике все спокойно друг друга пропускают, а в Хабаровске, наоборот, пожёстче с этим, не знаю, может, потому что у них моря нет, ну, это лично моё мнение. Как правило, люди на Дальнем Востоке в плане характера суровые, закалённые, но по натуре добрые, они держатся друг за друга.

— А в плане климата тебе где удобнее живётся?

— Мне комфортнее во Владивостоке, хоть там и очень большая влажность, сильный ветер. Из-за этого зимой, даже если -15, ощущается на все -40. Мне комфортнее с морским воздухом, я всё-таки там с 15 лет прожил, а когда приезжаю сюда, на Урал, у меня организм долго и сложно привыкает к разнице.

— Если бы у нас была фантастическая возможность оказаться прямо сейчас на Дальнем Востоке, куда бы ты отправился, кроме родного дома?

— На мыс Тобизина. Это просто очень крутое место, место необъятной красоты и силы духа, до него нужно добираться минут 40, идти по тайге. Мыс – это часть полуострова, которая была вымыта. Там просто волшебно, ощущение, что ты на краю земли. Очень много положительных эмоций у меня связано с этим местом. Я бывал там раз 10, он находится на острове Русский, это, в принципе, недалеко от Владивостока.

mys

СОВСЕМ НЕ ТИПИЧНАЯ ИСТОРИЯ

«…я думал, сейчас тренировку отбегаю и уйду, но потом понял, что он меня всё равно найдёт, город-то маленький…»

— Каким было твоё детство? Знаю, что баскетболом ты начал заниматься довольно поздно, в 14 лет…

— Да, по сути, случайно попал в баскетбол. Просто учительница физкультуры сообщила, что идет набор в секцию. Я пошёл, оказался там самым высоким, мой тренер, Василенко Николай Фёдорович, был и остаётся очень жёстким, но это та жёсткость, которая в какой-то степени нужна молодому поколению, чтобы направить его хоть на какой-то путь. Через полторы недели я очень сильно хотел уйти из баскетбола.

— То есть, ты не сразу понял, что баскетбол – это твоё?

— Да, я просто не очень серьёзно к этому отнёсся, пропустил 2 тренировки, он меня очень сильно отчитал, я думал, сейчас тренировку отбегаю и уйду, но потом понял, что он меня всё равно найдёт, город-то маленький. Реально, я боялся его в первое время. Но, в итоге, всё сложилось как нельзя лучше.

pervyj-trenr— А что было до этого? Библиотека?

— Да не только, тогда ведь не был так развит интернет, и я с ребятами играл в футбол, он был очень популярен, как и сейчас. Я очень его люблю, до сих пор смотрю матчи. Конечно, мама с детства приучала меня к чтению, сейчас я меньше стал читать, но тот мир, в который она меня окунула, очень сильно помог в плане развития.

— Когда наступило «просветление»: Андрей Зверков – баскетболист.

— Такого момента до сих пор не наступило (прим. смеётся). У меня нет однозначности, что я – лишь баскетболист. Это то, чем занимаюсь, то, что мне нравится. Баскетбол для меня стал тем любимым делом, которое некоторое люди ищут всю жизнь, кто-то вообще не находит. Возвращаясь к вопросу, понял, что буду этим заниматься в первые месяцы, когда что-то начало получаться, мне захотелось прогрессировать. У меня был друг, с которым мы приходили в зал, когда не было тренировок, брали ключи у сторожа и играли один на один по 3-4 часа. Да, такая типичная киношная история, но так везде и происходит. Мой друг, бывало, вообще запирался на ночь и тренировался, настолько мы были поглощены баскетболом.

СИСТЕМА «СПАРТАКА-ПРИМОРЬЕ»: ОТ И ДО

«…люди с автоматами к нам забегают, включают свет, я такой иду, и они мне: «Здрасте»…»

— Потом 6 лет в стане «Спартака-Приморье». Ты прошёл всю клубную структуру. Какие воспоминания от этого времени?

— Самые положительные. Туда меня пригласил тренер Петухов Александр Валентинович, ему я очень благодарен. Потом были 2 года в молодёжке. Также я очень благодарен Эдуарду Михайловичу Сандлеру, который сейчас является тренером «Востока-65», этот человек нам очень многое дал для того, чтобы развиваться, становиться лучше, очень много вложил в приморский баскетбол, дал некоторым молодым ребятам возможность попадания в основную команду. Тот же самый Дима Узинский, в него много вкладывали, сейчас он играет в «Нижнем Новгороде», Юра Митюк, Даниил Аксёнов. Это те парни, с которыми я играл в ДЮБЛе, молодёжке, пробивался в основной состав. Кто-то позже пришёл, кто-то раньше, многие показывают хороший уровень, это, безусловно, заслуга той системы, которая была в «Спартаке-Приморье». Я завоевал там бронзу, серебро Суперлиги, бронзу Кубка России. Очень продуктивными были эти годы.

Вообще, когда я пришёл в эту систему, я играл на позиции центрового. «Спартак» мне дал полностью баскетбольное образование, научил методам обороны и защиты.

— Тяжело было менять амплуа?

— Мне повезло, я как-то изначально был необычным центровым: вводил мяч, старался бросать с дистанции, хорошо или плохо это получалось, другой вопрос. Конечно, понадобилось время и усилия, но вроде неплохо вышло.

sp-pr

— Мне интересна сама механика твоей жизни в этой системе, получается, ты перешёл в ДЮБЛ…

— Жил я в интернате, точнее, школе-интернате для одарённых детей им. Дубинина, клуб оплачивал моё проживание. Утром мы вставали, тренировка, сначала зал был в самой школе, потом – рядом построили здание, куда мы по тёплому переходу ходили. Я один раз неделю не выходил на улицу, потому что не нужно было никуда выходить, всё необходимое было в здании. Очень было удобно, там и тренировались, и учились. Потом, когда я перешёл в основную команду, у нас была база «Спарта», где были все условия: постоянно открытый зал с прекрасным паркетом, Dr. Dish (прим. баскетбольный тренажёр для подачи баскетбольных мячей). Было очень круто.

— Вспомнишь какой-то прикольный случай именно из жизни в интернате?

— Много было косяков, это понятно. Я – не особо бунтарь, но всегда было много весёлых моментов. Как-то у нас в корпусе, кажется, волейболист полностью обесточил свет, вырубил рубильник, а когда такое происходит, тревога поступает непосредственно охране. И такая картина: в корпусе темно, тапки летают, в коридоре все бегают, воспитательницу заперли с помощью швабры, а я в этот момент разговаривал по телефону, смотрю в окно, а там люди с автоматами к нам забегают, включают свет, я такой иду, и они мне: «Здрасте», ну я в шоке, тоже здороваюсь. В итоге, школа заплатила большие деньги за ложный вызов, было много профилактических бесед, ну, это – классика, виновника, конечно, никто не сдал. После этого случая у нас установили камеры.

— Откровенно говоря, в России такая система воспитания игроков ведь развита плоха. Топовые баскетбольные клубы не могут воспитать своих игроков для основного состава, за редким исключением… В чём причина, по-твоему?

— У нас всегда такое ощущение, что чужие лучше, чем свои. Есть такое, не у всех, но есть. В том же ЦСКА, к примеру,  очень много было выращено игроков, просто не для своего основного состава. У нас всё равно есть талантливые игроки: Миша Кулагин, есть Саша Гудумак, Ваня Стребков, Антон Астапкович. Очень много игроков, на самом деле, вышло из системы ЦСКА. Пусть и для других клубов. У нас таких систем немного, они точечно распределены по стране. Я думаю, проблема в том, что не все клубы имеют возможность выращивать собственных игроков, нет определённой системы контрактов, которая позволила бы человеку быть в этой системе. Ведь молодой игрок не может сразу прийти в основную команду и начать играть, ему нужно развиваться, поэтому грамотные клубы используют аренду, чтобы потом иметь право на возврат игрока. Кто-то просто отдаёт человека, и он уходит.

ПРО ВЫШКУ И ДИПЛОМ

«Одни преподаватели даже приходили на игры, поддерживали, другие – из серии: мой предмет важнее твоего баскетбола»

— Слышала, у тебя есть высшее образование. Расскажи о нём.

— Получается, я окончил Владивостокский государственный университет экономики и сервиса по специальности «государственное муниципальное управление». Мне никак не пригодился этот диплом, только если доширак заваривать.

— И всё-таки, тяжело было параллельно получать высшее образование и строить карьеру?

— Ну, мне повезло в том плане, что когда я играл в молодёжке, она базировалась в кампусе университета, то есть после утренней тренировки, пока все отдыхали, я шёл на пары, так два года. Помню, у нас автобус выезжал в 15:55, и я всегда опаздывал, бежал за ним. Если не успевал, сам добирался до «Олимпийца», у нас и там были тренировки. Я заложил такой фундамент: все понимали, что я – спортсмен, просто подходил к преподавателям, говорил, что на все пары приходить не смогу, просил, чтобы дали мне задания. 80 процентов реагировали адекватно, с остальными трудно было найти общий язык, приходилось получать неуды, пересдавать. Одни преподаватели даже приходили на игры, поддерживали, другие – из серии: мой предмет важнее твоего баскетбола. Ну, смотришь на человека и думаешь: «Окей, это – твоё мнение, я же не буду его менять».

tozhe-spartak

«УРАЛМАШ» И ПРЕОБРАЖЕНИЕ

«В «Уралмаше» суть системы в том, что мяч двигается, каждый может использовать свои сильные стороны»

— Почему в августе месяце ты всё еще был без команды?

— Это личная история, у меня были предложения от дальневосточных клубов, ещё парочка, сейчас об этом нет толку говорить. Просто, так сложилось.

— Долго размышлял над предложением «Уралмаша»?

— Нет, не долго. Потому что «Уралмаш» был мне интересен.

— Чем?

— Сюда пришёл тренер, с которым мне было интересно поработать, была команда, в принципе, молодая, новичок. Для собственного развития я посчитал, что это – лучший вариант. Конечно, можно было поехать туда, где предлагали больше денег, но не факт, что я бы там играл. Сейчас я в таком моменте, когда мне хочется развиваться, хочется чего-то добиться.

— Вряд ли, кто-то будет спорить. Но в этом сезоне Андрей Зверков преобразился. К примеру, по версии rusbasketball.2.0, ты стал лучшим лёгким форвардом ноября.

— Да, моя игра немного изменилась. Я стал забивать больше, но, хочу заметить, я и играть стал больше, в плане времени на паркете, оно у меня увеличилось на 5 минут в среднем, появились броски, невозможно показывать высокую результативность, если ты не будешь бросать. В других командах, в том же самом «Урале», я был человеком, который должен защищаться, когда свободен, должен пробить, пройти, но игра была заточена под других людей. В «Уралмаше» суть системы в том, что мяч двигается, каждый может использовать свои сильные стороны.

igra

— По-моему, в плане духовного лидера ты преуспел.

— Может быть, да, я стараюсь завести партнёров, и они, также, дают какой-то фидбек. То, что я получил там лучшего лёгкого форварда ноября, мне, конечно, приятно, но это ничего, по сути, не значит. Я к тому, что для меня важен конечный результат. То есть, если мы, в итоге, не попадём в плей-офф, а я считаю, что мы должны туда попадать, это будет считаться невыполнением задачи, не катастрофой, конечно, но всё-таки.

Ведь, как говорили, «Уралмаш» — новички, будут на 10-11- ом месте. Мы очень хреново отыграли последнюю игру со «Спартаком», ну, просто катастрофично, нам стыдно перед болельщиками и пред собой. Но мы идём на 7 месте, мы боремся, если бы не обидные поражения от Ижевска, Иркутска, Химок, мы должны были их выигрывать, я считаю, вообще были бы в пятёрке. Однако история не знает сослагательного наклонения. Сам факт того, что «Уралмаш» сейчас в зоне плей-офф, это же положительный результат. И не важно, кто лучший игрок ноября, декабря и так далее, главное – чтобы наша игра не свелась к индивидуальным действиям. Тогда мы реально будем претендовать на что-то выше десятого места.

Командная игра строится постепенно, но у нас мало матчей, каждый очень важен. Проблем в нашем коллективе нет, разве что языковой барьер у многих с новичками, но это решаемо. Все нормально общаются, нет деления на старичков и новичков. Нам просто нужно найти свою игру. Конечно, люди могут не общаться за пределами паркета, но это нормально, так же, как, например, что кто-то христианство исповедует, а кто-то ислам. Это неважно, главное, чтобы на площадке все были командой.

igra3

ЛАЙТ (ПРО НОЙЗА, РУССКИЙ РЭП И КЛАССНЫЕ КНИГИ)

— Что означает жест, который ты показываешь после попадания в корзину?

— А, это из игры «Fortnite», я, кстати, ни разу в неё не играл. Мне просто празднование понравилось. И ещё есть фильм «Оно», который самый новый, там клоун с почти таким же жестом танцует. Мне кажется, это прикольно. А сам смысл в игре, это дословно: «Take the L» — возьми своё поражение.

— Тебе, наверняка, уже много раз говорили про внешнее сходство с Нойзом (прим. современный российский музыкант).

— Да, мне все об этом говорят, друзья часто прикалываются, присылают мне его плакаты, типо, когда твой концерт. Я сам к этому иронично отношусь, в инстастори приколы выкладываю, в шапке особенно похож. Но я сам этого сходства не вижу, если только совсем чуть-чуть.

Был даже момент: я как-то летом вечером выходил из ночного клуба, рядом стояла группа кавказцев, злые какие-то, чё-то смотрят на меня, я думаю, всё, сейчас что-то будет. А они такие: «Блин, братан, нифига ты на нойза мс похож».

fc1dcc1c-6a71-4a29-b425-39372a2de386

— Нравится его творчество? Есть любимые треки?

— Я его новое творчество, к сожалению, не слушаю, всё-таки фанат первых альбомов. «Моё море» — крутая песня, «Из окна». Я был, кстати, на одном его концерте, мы очень долго прождали, часа 3, он вышел и начал петь песни с нового альбома, я ни одной не знал, поэтому мы ушли с середины концерта. Я, короче, был очень разочарован.

— Какую музыку слушаешь?

— На самом деле, я – меломан. Понятное дело, я слушаю и Хаски, и GoneFlude, и Big Babe Tape. Даже Гуфа, он мне очень нравился, когда мы росли, все его слушали.

Единственное, я, конечно, в шоке от того, что сейчас отменяют концерты исполнителей, считаю, что искусство для каждого несёт свой посыл, и запрещать его, нет никакой надобности. Основная претензия – пропаганда алкоголя, наркотиков, секса, но я считаю, что это задача родителей, учителей разъяснять, что это всё образы, что это плохо. Конечно, любой рэп-исполнитель в ответе за то, что читает. Но почему-то раньше людей не заботило, что рок-музыканты проповедовали секс, наркотики и рок-н-ролл. Всем было нормально.

К примеру, я послушал новый альбом IcePeak, мне даже 4 песни понравились, но я понимаю, что там есть политическая подоплёка, они поют про то, как тяжело жить в России. Может, это запланированная акция против них. У них очень странные, даже страшные песни, отдают фильмами ужасов, но это интересно, это что-то новое.

— 3 последние книги, которые ты прочитал.

— Карлос Руис Сафон «Марина», Энтони Бёрджесс «Заводной апельсин» и у Диккенса «Лавка древностей». Тяжело он пишет.

— Тяготеешь к западной литературе?

— Да нет, я читаю разные книги. Из недавней отечки прочёл «Братьев Карамазовых» Достоевского. Нужно понимать, какая книга подходит под твоё нынешнее настроение. В этой книге нужно прочесть 10 страниц и потом ещё посидеть, подумать.

— С мамой консультируешься по поводу выбора книг?

— Сейчас больше наоборот, я её консультирую. Она на романы перешла, на современную литературу, отошла от классики. Читать – это круто!

— Лучший сериал человечества.

— Ну, у меня самый любимый, это – «Как я встретил вашу маму». Это крутой сериал, там классный юмор, жизненные ситуации. Конечно, только после первого сезона начинаешь понимать этот юмор.

— Самый талантливый молодой российский баскетболист по твоей версии, допустим, до 21 года.

— Ну, наверное, Никита Михайловский. Он в «Автодоре» играет, ему 18 лет, и, в принципе, он уверенно смотрится. Я с ним лично не знаком, но видел пару игр.

mixajlovskij

— Страна, в которой ты мечтаешь побывать.

— Во всём мире мечтаю побывать, если будет такая возможность. Мечтаю съездить в США, Индонезию, Индию, было бы здорово.

— Самый безбашенный поступок в твоей жизни.

— Таких нет, я – скромный парень (прим. смеётся). Ну, вот прыгнул с высоты 10,5 метров.

ПРОДОЛЖИ ФРАЗУ:

Каждый день я …. Просыпаюсь, а, в идеале, благодарен Богу за то, что у меня есть такая возможность.

В школе мы все носили…. Неудачные причёски

В детстве друзья называли меня… Эйс Вентура, из-за причёски. А так всегда зверь, зверёк.

Я сбрею бороду, если… кто-то будет читать это интервью, и ему захочется пожертвовать 50.000 на благотворительность.

Похожие материалы