Президент БК «Уралмаш» Виктор Владимирович Ганиенко рассказал нам об изменениях в команде.

— Виктор Владимирович, вскоре после того, как Олег Мелещенко сменил на посту главного тренера Михаила Карпенко из команды ушло четыре игрока, это как-то связано между собой?

— Это связано напрямую с тренером. Михаил достаточно интеллигентный, умный человек, но с командой, с игроками, которые много где успели поиграть, он практически не справился, это первое. Второе — он физически слабо подготовил команду к началу сезона, поскольку у него не было тесного контакта со вторым и третьим тренерами. Плюс все товарищеские игры в предсезонке были проиграны, хотя год назад мы эти же команды обыгрывали и, как мне кажется, команды были посильнее. Он не почувствовал микроклимат в собственной команде, и поэтому нам пришлось с ним расстаться.

Расстались по-хорошему, пожали руки, так ведь бывает в жизни. После этого пришел «старый новый» тренер Олег Мелещенко, он знал все, что касается жизни команды и держал руку на пульсе. Пока он жил в Словакии, мы всегда были на связи. После того, как у него случилось горе в семье, он при первой возможности прилетел сюда. Мы с ним договорились о том, что он будет работать спортивным директором. А глядя на команду, все шло к тому, что я принял решение поменять тренера. Естественно, когда вновь пришел Олег Владимирович, он команду знал изнутри, многие игроки остались с прошлого сезона и, понятно, что многим другим пришлось перенастраиваться, но часть из них не смогли это сделать по разным причинам.

Например, Малик Мур. Он думал, что здесь студенческий баскетбол и можно носиться, бегать, не слушать тренера. Поэтому он не подошел на эту позицию. С ним был заключен контракт до первого декабря, мы ему дали возможность, но он не выдержал.

Артем Иванов весьма трудолюбивый игрок, немного перестарался в предсезонке и получил травму. Прошел обследование у врачей, но лечился «по своей» программе. К сожалению, во благо ему это не пошло. Естественно, парень молодой и мы решили, что пусть полечится и найдет себе место в другой команде.

Что касается Ильи Агинских, то он в команде у нас провел четыре года. Парень так хотел играть в первом дивизионе, что в первый год левую ногу сломал, во второй год правую, на третий год «поймал» аппендицит. Причём он готовится к сезону, к играм, а выходит на площадку и теряется. Видно, что ему не хватает игровой практики, поэтому решение было отдать его в Тобольск на правах аренды. Мы с Ильей расстались нормально, на будущий год у нас будет команда во втором дивизионе Суперлиги, и если он сейчас себя покажет, то будет у нас лидером, или будет в первой команде. Летом он точно вернется к нам на сборы.

Самый наверно вопрос злободневный по Андрею Логинову. Когда он приехал к нам в прошлом году, я сразу спросил у него: «Почему ты не заиграл в МБА?». Он говорит: «У меня не хватило характера». У нас он в прошлом году отыграл на характере, все нормально. Но иногда случается так, что парень женился, родился один ребенок, сейчас они ждут второго ребенка, и отдался полностью семье, забыв про баскетбол, про команду. Все наши беседы с ним, не вразумили его, поэтому мы расстались с ним и сказали, что если семейные проблемы решатся, то летом мы тебя ждем на сборах, пригласим тебя обязательно. Вот с этим он ушел от нас.

Я считаю, что женитьба всегда положительно влияет на людей. Сам помню, когда мы женились молодые, мы подтягивались в учебе, у нас появлялась ответственность и мы все делали для того, чтобы доказать, что ты не только сильный мужик, но и сильный человек.

К сожалению, отсутствие характера иногда становится влияющим фактором при решении кадровых вопросов, кого оставлять в команде, а кого нет. Я хорошо знаю его маму Катю Нефедеву, она довольно хорошо играла на высоком уровне, часто встречаемся с ней на ветеранских соревнованиях. Поэтому проблемы Логинова — это его чисто семейные проблемы, мы здесь не причем. Люди должны помнить китайскую мудрость, что нельзя вернуть три вещи – слово, время и возможности. Поэтому, когда кто-то что-то говорит, он должен об этом думать.

— Вы нашли игроков, которые заменят ушедших, на их позициях?

— Что касается замены, перед тем как вступить во второй сезон игр в Суперлиге-1, мы знали, что многие команды будут нас караулить, охранять. Уралмаш — это всегда сильный раздражитель, поэтому были проиграны очень обидно две игры — «Руне» и питерскому «Спартаку», который терпит сегодня крах в финансовом положении. Эти игры надо было «брать». Мы хотели укрепиться Русецким, о чем знал Михаил Карпенко (у них один агент), но они карту разыграли как надо, поэтому он не у нас, но мы по этому поводу не страдаем. У финов есть хорошая песня: «Если к другому уходит невеста, то кому повезло неизвестно», поэтому на здоровье, пусть играет там. Мы идем своей дорогой и как говорит Олег Мелещенко — «Все что происходит вне нашей команды – меня не интересует», вот и все.

Что касается второго человека, вместо Малика Мура мы уже нашли, к нам приехал Джозеф Тэйлор, я думаю, что он поможет.

Что касается, непосредственно, позиции Андрея Логинова. У нас два человека на просмотре, после пятнадцатого декабря, я думаю, мы укрепимся. А так у нас в команде осталось 13 человек, будем наигрывать молодежь, я думаю, что ниже, чем сейчас, мы не опустимся, будем биться. Команда настроена, и думаю, что свои очки мы будем брать. К сожалению, не всегда все от нас зависит, потому что есть и другие расклады в спорте. Поэтому я попросил команду брать свои очки и ни на кого не надеется. Это коммерческий клуб, не бюджетный, мы никого кормить просто так не собираемся, поэтому отработал – получи. Тем более в нашем клубе зарплата и премиальные никогда не задерживаются, созданы хорошие условия. Если человек не ценит это, то значит нам с ним не по пути.

Часто комментарии людей в соцсетях не соответствуют действительности. Так например, если сравнивать статистику того же Андрея Логинова по сравнению с прошлым годом, то мы увидим большую разницу — в том году у него было в среднем 12 очков за матч, в этом 5. Алан Макиев и остальные при смене тренера приободрились, стали драться, сказали: «Босс, мы будем биться». Ведь я каждый раз к ребятам захожу в раздевалку после игры и говорю спасибо, когда они проиграли, но боролись до последнего. Это спорт. А когда люди выходят после игры и даже майка не вспотела, то извините меня, нам не по пути. Если нет результата и не видно страсти в глазах у человека, значит мы расстаемся. Отчасти поэтому произошли эти замены. Я не знаю как в других клубах что меняется, но у нас примерно так.

Поэтому еще раз, заканчивая разговор о нашей команде — ничего страшного не произошло. Уралмаш — это не кружок кройки и шитья, это профессиональная команда, она должна играть, показывать результат. Мы делаем все для того, чтобы команда сохранилась и была мобилизована, была сплоченной и показывала нормальные результаты.

Похожие материалы